Внутренний курс компании: 1 $ = 95.90 ₽
+7 800 222-88-48

– Ребята! Дхаулагири! Дхаулагири! – вне себя от радости кричит Нуаель.

Что? Не может быть! В мгновение ока все оказываются снаружи, прикрывая свою наготу чем попало. Некоторые прыгают в спальных мешках, как на комических соревнованиях, другие используют вместо фигового листка носовой платок. Выделяется Ляшеналь, применивший для этой цели свою кепку.

Грандиозная ледяная пирамида, сверкающая на солнце, как кристалл, возвышается над нами более чем на 7000 метров. Ее южная стена, отливающая голубизной в утренней туманной дымке, сказочно величественна.

Мы стоим с раскрытыми ртами перед этой колоссальной вершиной. Название ее, повторявшееся тысячу раз, так нам знакомо, но ее реальное появление производит столь сильное впечатление, что мы долго не можем вымолвить ни слова.

Постепенно мы вспоминаем о цели экспедиции. Вопросы чувства и эстетики отходят на второй план, и мы начинаем рассматривать гигантское видение с практической точки зрения.

– Ты видел восточной гребень справа?

– Видел, соваться туда не стоит.

– Холодный душ!

(Из книги М. Эрцога «Аннапурна – первый восьмитысячник»)

 
 
Примерно такой увидели французы громаду Дхаулагири
 
Примерно такой увидели французы громаду Дхаулагири

Первый шаг к вершине Дхаулагири был сделан французами, их самой знаменитой исторической экспедицией, которая совершила первое в истории успешное восхождение на восьмитысячник. Им оказалась Аннапурна. Хотя Дхаулагири первоначально была первой в списке целей команды. Однако найти приемлемый путь для восхождения французские альпинисты не смогли.

Инициатором экспедиции был Люсьен Деви, президент Французского альпийского клуба и Французской федерации горных исследований. Хотя он лично и не стал участвовать в экспедиции, Деви сделал всё для её подготовки и организации. Руководителем экспедиции был Морис Эрцог, опытный альпинист, выросший в Шамони. Луи Ляшеналь родом из Аннеси, Лионель Террай из Гренобля и Гастон Ребюффа из Марселя были известны как лучшие альпинисты и гиды Шамони. В собственно штурмовую группу входили также отличные скалолазы Марсель Шац и Жан Кузи. Таким образом, штурмовая группа состояла из шести очень сильных альпинистов. Такого сильного состава в гималайских экспедициях еще не было. Опытными альпинистами были и остальные участники экспедиции: отличный кинооператор Марсель Ишак, экспедиционный врач Жак Удо и сотрудник французского посольства в Нью Дели Франси де Нуайель.

 
 
– Ребята! Дхаулагири! Дхаулагири! – вне себя от радости кричит Нуаель. Что? Не может быть! В мгновение ока все оказываются снаружи, прикрывая свою наготу чем попало.-2
 

30 марта 1950 г. экспедиция вылетела с парижского аэродрома Орли специальным самолетом, на который был погружен весь ее багаж (около 3,5 т). С промежуточными посадками в Каире и Карачи экспедиция прибыла в Дели, где к ней присоединился Нуайель и уже 7 апреля пересекла индийско-непальскую границу у Наутанвы, последней станции железной дороги.

Всего несколько лет назад Непал, особенно его центральные области, был закрыт для европейцев еще в большей степени, чем Тибет. В 1950 году всё изменилось, Непал открыл свои двери для западных альпинистов, а не только для исследователей, как это было с 1947 по 1949 годы. Правительство Непала не только любезно пригласило французскую экспедицию, но и обещало ей свою помощь, что сказалось сразу же у границы. По разбитым дорогам грузовики покатили через терраи, отравленные лихорадкой девственные леса у южного подножья Гималаев, к Бутвалу, первому селению в Непале.

 
 
– Ребята! Дхаулагири! Дхаулагири! – вне себя от радости кричит Нуаель. Что? Не может быть! В мгновение ока все оказываются снаружи, прикрывая свою наготу чем попало.-3
 

Там где дорога закончилась маршрут пошел по долине этой реки, которая часто называется просто Кали Гандаки, по старому оживленному караванному пути в Тибет. Однако идти все время вдоль русла реки нельзя, ущелье часто образует непроходимые теснины. Дорога то поднимается вверх, то спускается вниз; часто перепады высот весьма значительны. В основном путь шел по террасам, на которых расположены и деревни. Местность густо населена, рисовые поля тянутся высоко вверх.

17 апреля экспедиция прибыла в Баглунг, а вечером 21 апреля в Тукучу, деревню, в которой сначала было намечено организовать базу. Примерно 150 носильщиков, обслуживавших транспорт экспедиции до этого места, оказались честными людьми: были целы все грузы до единого, что частично явилось заслугой и непальского начальника транспорта Гхан Бикрам Рана. Тукуча (2500 м) – значительное селение с несколькими сотнями жителей тибетского происхождения, каменными домами и большим караван сараем; это важный торговый пункт, где приходящие из Тибета караваны меняют свои грузы соли и буры на муку и чай.

Тукуча выгодно отличалась от мест базирования других гималайских экспедиций, так как экспедиция могла пополнять здесь свои запасы продовольствия, например, покупать свежее мясо. Базовый лагерь был устроен на большой площади напротив караван сарая и вскоре началась разведка местности. Разведывательные выходы занимали от одного до восьми дней.

Уже на следующий день после прихода в Тукучу Жан Кузи поднялся на склоны Нилгири («Синяя гора»), юго-восточнее Тукучи и впервые увидел восточный склон Дхаулагири, длинный, зазубренный Юго-восточный гребень и частично закрытый отрогами Северо-восточный гребень, тянущийся к пику Тукуча. Хотя все это выглядело не слишком обнадеживающе, было решено произвести осмотр склона вблизи. Ляшеналь и Ребюффа провели двухдневную разведку к восточному леднику. Но после ночевки на высоте около 4000 м они безнадежно застряли среди гребней и обрывов пика Тукуча (6915 м).

 
 
– Ребята! Дхаулагири! Дхаулагири! – вне себя от радости кричит Нуаель. Что? Не может быть! В мгновение ока все оказываются снаружи, прикрывая свою наготу чем попало.-4
 

Тем временем Эрцог и Ишак отправились в путь, чтобы обойти с востока пик Тукуча и достигнуть северного склона Дхаулагири. При этом выяснилось, что карта, составленная индийскими топографами, представляет собой чистый продукт фантазии. В результате, альпинисты оказались у Северного склона Дхалагири, а в каком-то ущелье, которого на карте не было.

Далее уже Террай и Удо в сопровождении нескольких шерпов вышли на поиск прохода к Северному склону Дхаулагири. Для этого им пришлось пройти целых три перевала. С верхней точки третьего по счету, который сейчас называют Французским, Террай и Удо рассмотрели северный склон горы. По их мнению, не могло быть и речи о восхождении по крутой Северной стене. А выход на Северо-Восточный гребень преграждал очень крутой ледопад.

 
 
Вид с севера, который напугал Лионеля Террая
 
Вид с севера, который напугал Лионеля Террая

Тем временем. Эрцог, Ляшеналь и Ребюффа изучали южные склоны Дхаулагири. Юго-Западный гребень изначально не рассматривался, так как в верхней части это была вертикальная стена. Альпинисты полюбовались страшной Южной стеной и попытались найти выход либо на Юго-Восточный, либо на Северо-Восточный гребень. Несколько дней разведки в этом районе не дали положительного результата.

 
 
ущелье. в котором искали путь к вершине французы. Прямо - юго-Восточный гребень, Справа, на фоне неба Северо-Восточный гребень, по которому проходит сейчас классический маршрут
 
ущелье. в котором искали путь к вершине французы. Прямо - юго-Восточный гребень, Справа, на фоне неба Северо-Восточный гребень, по которому проходит сейчас классический маршрут

И французы решили попытать счастья на Аннапурне, откуда они вернулись частично изувеченными, но героями-победителями с последующей всемирной славой.

С одной стороны, французская экспедиция внесла значительный вклад в изучение массива Дхаулагири, с другой путь не был найден. Вывод Террая о том, что Дхаулагири никогда не будет покорена, был способен остановить любого. Однако не остановил. И в 1953 году район уже посетила команда швейцарских альпинистов, которая посчитала, что Северный склон горы вполне доступен. Что и доказала на практике, однако до достижения вершины было ещё далеко.